Этнографическій очеркъ мѣстечка Семежова

Въ слуцкомъ уѣздѣ, минской губерніи, въ 35 верстахъ отъ г. Слуцка и въ 6 верстахъ отъ Московско-Брестской шоссейной дороги, расположено м. Семежово. Мѣстность эту нельзя признать изобилующею разнообразными и красивыми видами. Въ прежнее время она была окружена почти непроходимыми болотами, но со времени проведенія шоссе, осушенныя болота превратились въ сѣнокосныя луга, которые придали мѣстности совершенно иной видъ; а протекающія по сторонамъ мѣстечка двѣ небольшія рѣчки, очищенныя отъ прибрежныхъ болотистыхъ зарослей и кустарниковъ придаютъ, особенно во время весенняго разлитія, даже довольно красивый въ настоящее время видъ. На рѣчкахъ этихъ, из коихъ одна называется Морочь а другая Мажа, по обоимъ концам мѣстечка, устроены водяныя мельницы, которыя, доставляя удобство мѣстнымъ жителямъ, даютъ хорошій доходъ и владѣльцу Семежова, князю Радзивиллу. Самое мѣстечко, расположенное въ восемь улицъ, имѣетъ по плану видъ овала. Въ центрѣ находится довольно обширная площадь, называемая рынкомъ, среди которой расположена довольно благовидной архитектуры приходская трехглавая церковь. Кѣмъ и когда эта церковь построена, съ достовѣрностію сказать трудно, ибо хотя въ клировой вѣдомости церковной и говорится, что оная и строена въ 1720 году княземъ Радзивилломъ, но если принять во вниманіе и самую архитектуру церковную и древность нѣкоторыхъ иконъ, то непогрѣшительно построеніе оной можно отнесть къ болѣе отдаленному времени; къ тому же между старожилами сохраняется преданіе, что лѣтъ полутораста тому назадъ оная была уже капитально подчиняема князями Радзивиллами.

Названіе свое м. Семежово нѣсомненно получило отъ рѣки Мажа: се Мажа, – а такое производство названія свидѣтельствуетъ, что оное явилось въ довольно отдаленныя времена, когда въ сей мѣстности еще былъ въ силѣ древлеславянскій выговоръ. Никакихъ письменныхъ документовъ, или какихъ либо устныхъ прѣданій о происхожденіи мѣстечка не сохранилось. Говорятъ только, что на томъ мѣстѣ, гдѣ нынѣ стоитъ церковь, былъ орѣховый кустъ, въ которомъ имѣлъ берлогу медвѣдь, а все остальное пространство покрыто было дремучимъ лѣсомъ, изъ котораго выстроена какъ церковь, такъ и самое мѣстечко; но такое безсодержательное сказаніе ничего не говоритъ о времени и обстоятельствахъ возникновенія Семежова. Достойно замѣчанія что жители м. Семежова всегда пользовались чиншевымъ правомъ и были свободны отъ барщины. Извѣстно, что чиншевое право предоставлялось владѣльцами только такимъ селеніямъ, жители коихъ, не имѣя достаточнаго количества земли для обезпеченія себя хлѣбопашествомъ, должны были заниматься разнаго рода ремеслами и торговлею. Такія селенія получали названія мѣстечекъ и для развитія торговли и промысловъ, устанавливались въ нихъ базарные и ярморочные торги, – но ничего подобнаго въ Семежовѣ не было: здѣсь никогда не существовало никакихъ торговыхъ дней и ярмарокъ, а жители не знакомы были съ какими либо выходящими изъ ряда обыденной домашней производительности ремеслами. Не многіе только изъ жителей Семежова, въ прежнія времена занимаясь скоморошествомъ, имѣли профессіею дресировку медвѣдей. Вообще, составляя какъ бы нѣкотораго рода исключеніе изъ стараго крѣпостнаго порядка, жители м. Семежова, пользуясь званіемъ мѣщанъ и чиншевымъ правомъ, въ тоже время владѣли и достаточнымъ количествомъ земли. И теперь, по опрѣделенію повѣрочной Коммиссіи, каждый Семежовскій хозяинъ владѣетъ 12 десятинами земли, въ прежнее же время, при меньшемъ населеніи земли у каждаго было гораздо больше, такъ какъ все количество оной, которымъ нынѣ Семежевцы владѣютъ, всегда находилось въ ихъ пользованіи. Говорятъ, что причиною предоставленія Семежовцамъ такого исключительнаго льготнаго права со стороны владѣльца князя Радзивилла послужило то обстоятельство, что для заселенія Семежова были вызваны люди изъ разныхъ мѣстъ, даже довольно отдаленныхъ, и что эти выходцы только и могли переселяться сюда при предоставленіи имъ льготныхъ правъ, которыя они удержали за собою и на послѣдующее время. Пользуясь льготнымъ мѣщанским правомъ, Семежовцы пользовались и порядкомъ мѣщанскаго управленія. Вслѣдствіе сего въ прежнее время изъ ихъ же среды назначался войтъ, который получалъ распоряженія отъ писара, также имѣвшаго свое пребываніе въ Семежовѣ. Въ помощъ войту назначались два пахолка, исполнявшіе обязанности разсыльныхъ. На обязанности управленія сего рода лежало взысканіе въ пользу владѣльца чиншевыхъ денегъ, распоряженіе по сдачѣ рекрутъ и забота объ аккуратномъ содержаніи дорогъ. Случалось, впрочемъ, что нѣкоторые изъ арендныхъ владѣльцевъ м. Семежова дѣлали попытки стѣснить свободу жителей сего мѣстечка, но они успѣвали каждый разъ отстоять права своей вольности и потому до послѣдняго времени рабство не успѣло наложить на Семежовцевъ своего отпечатка. Съ перваго же раза замѣчается, что Семежовецъ чуждъ унизительныхъ земныхъ поклоновъ и раболѣпствованія предъ начальственными и интелигентными лицами, что по настоящее время такъ ощутительно со стороны того населенія, которое вынесло всю тяжесть крѣпостничества. Сознавая свои личные права, насколько это приложимо къ простолюдину, Семежевецъ всегда держитъ себя съ должнымъ достоинствомъ, хотя в тоже время и съ почтительностію къ начальственнымъ лицамъ. Нѣсомненно, что такимъ благопріятным обстоятельствамъ своей прошедшей жизни Семежовцы обязаны и тѣми выдающимися чертами въ ихъ нравахъ и обычаяхъ, которыми они отличаются отъ жителей окрестныхъ селеній и о которыхъ мы намѣрены сказать нѣсколько слов въ настоящемъ очеркѣ.

Первое, что бросается въ глаза при знакомствѣ съ порядкомъ обыденной жизни Семежовцевъ, это рѣдкая въ крестьянскомъ сословіи опрятность и чистота въ избахъ. Чистота эта обусловливается вошедшимъ въ обычай порядкомъ, по которому всякая хозяйка считаетъ священною своею обязонностію мыть стѣны своей избы нѣсколько разъ въ теченіи года и даже въ установленныя времена. Такими временами считаются кануны праздниковъ: Пасхи, Рождества Христова, Покрова Пресвятой Богородицы и всѣхъ родительскихъ субботъ, а также предъ начатіемъ жатвы и предъ засеваніемъ полей. Чистка избы предъ имѣющеюся быть въ оной свадьбою, составляетъ своего рода особенность. Въ этомъ случаѣ къ невѣстѣ собираются ея сверстницы и вмѣстѣ съ нею моютъ и чистятъ избу съ пѣніемъ нарочно составленныхъ для сего пѣсней. Мытье и чистка избы бываютъ настолько тщательны, что не только вся домашняя утварь и полъ, но и стѣны внутри и изъ внѣ, и даже потолки скоблятся ножами и вымываются до чиста. Благодаря такому обычаю въ Семежовѣ соблюдается образцовая чистота внутри избъ и самое мѣстечко имѣетъ видъ замѣчательно опрятный. Подобнаго рода обычая не замѣчается въ окрестныхъ Семежову селеніяхъ и едва ли онъ практикуется гдѣ въ другихъ местахъ нашей губерніи.

Въ Семежовѣ сохранились нѣкоторые отличительные обычаи при поминовеніяхъ умершихъ сродниковъ. Хотя обычай поминать усопшихъ существуетъ и въ окрестныхъ деревняхъ семежевскаго прихода, но тамъ такія поминовенія ограничиваются только тѣмъ, что въ домѣ, гдѣ былъ покойникъ, на третий и девятый день по смерти устраиваются такъ называемыя заупокойныя вечери. На вечери эти собираются родные и знакомые, много ѣдятъ и пьютъ, и тѣмъ дѣло кончается. Въ Семежовѣ же поминовенія совершаются въ три, шесть недѣль, въ полгода и въ годъ послѣ смерти. Въ эти дни заказываѣтся непремѣнно заупокойная литургія, а въ полугодовое и годовое поминаніе кромѣ того, священникъ приглашается въ домъ поднять заздоровный хлѣбъ, т. е. совершить чинъ панагіи. Послѣ совершенія сего церковнаго обряда предлагается собравшимся въ домъ обѣдъ, который всегда заканчивается пѣніемъ всѣми присутствующими «со святыми упокой». Поминовенія в три и шесть недѣль не бываютъ многолюдны, тогда собираются только ближайшіе родственники; но въ полгода и особенно въ годъ на поминовенія приглашаются кромѣ родственниковъ и всѣ сосѣди. Въ этомъ случае каждый приглашенный хозяинъ приноситъ съ собою полъосьмины (около десяти гарицевъ) ячменя и печеный хлѣбъ. Благодаря такому обычаю поминовенія эти не бываютъ разорительны для устраивающихъ оныя, такъ какъ отъ продажи снесенного ячменя покрывается почти весь расходъ по поминальному угощенію. Такой же обычай приносить зерновый хлѣбъ существуетъ и при приглашеніяхъ на свадьбы.

Свадьбы в Семежовѣ совершаются съ особенною веселостію и продолжительностію. Составилась даже на сей счетъ пословица: отъ недѣли до недѣли,чтобъ насъ люди поглядели; отъ субботы до субботы не будетъ у насъ работы. Продолжительность свадебнаго пиршества объясняется тѣмъ, что послѣ угощенія въ домахъ жениха и невѣсты, гости приглашаются еще къ каждому изъ родныхъ, а также къ крестным отцу и матери. Особенностію свадебъ можно признать нарядъ употребляемый въ сихъ случаяхъ женщинами, который въ другихъ случаяхъ никогда не употребляется ими. Нарядъ этотъ состоитъ изъ жупана, саяна и шнуровки. Жупанъ это одѣяніе, устроенное изъ тонкаго темносиняго сукна, не подобіе женскаго лѣтняго пальта, безъ пуговицъ, съ обшлагами и отворотами на груди изъ краснаго большею частію кумача. Саянъ – это изъ такого же сукна юбка, подолъ коей обшивается довольно широкою, около трехъ вершковъ полосою изъ краснаго же кумача. Шнуровка – это корсетъ изъ краснаго атласа или шерстяной матеріи съ обшивками изъ мишурнаго гаса. Непремѣнною принадлежностію свадебнаго наряда считается также особая рубаха, передникъ и кокошникъ. Рубаха дѣлается изъ тонкаго ткацкаго холста, и рукава оной украшаются кружевами, сдѣланными изъ бѣлыхъ и красныхъ нитокъ; передникъ устраивается изъ краснаго или другаго цвѣта кумача, а кокошникъ изъ малиноваго атласа. Кружева и все шитье на свадебныхъ нарядахъ, а равно и холстъ непрѣменно должны быть собственнаго, домашняго производства. Нельзя не сказать здѣсь, что семежовскія женщины отличаются искуствомъ въ работѣ холста, котораго каждая изъ нихъ въ теченія года вытыкаетъ отъ 10-15 кусковъ въ тридцать локтей каждый. Холстъ этотъ отличается тонкостію и прочностію, особенно же хорошо дѣлается ими утиральное полотно. Необходимою принадлежностію женскаго наряда не только свадебнаго, но и будняго считается еще шейное коралловое украшеніе, стоющее иногда до 30 рублей.

Трудолюбие жителей Семежова, какъ мужчинъ такъ и женщинъ, особенно во время полевыхъ работъ, также замѣчательно. Начиная съ весны до глубокой осени они работаютъ буквально день и ночь, – не знаешь когда они отдыхаютъ и употребляютъ пищу. Причиною такой усиленной работы служитъ отчасти дальность разстоянія ихъ полей, изъ коихъ нѣкоторые участки находятся въ пяти и болѣе верстахъ. Не менѣе достойны вниманія трезвость и бережливость Семежовцевъ. Потребляя не мало водки въ разныхъ случаяхъ, как напр. свадьбахъ, поминовеніяхъ, крестинахъ и т. под. Семежовецъ въ тоже время можетъ считаться образцомъ трезвости, ибо кроме сихъ случаевъ, онъ почти никогда не позволяетъ себѣ не только упиваться, но даже и вообще употреблять водку, и если у хозяина не случится в теченіи года ни свадьбы, ни поминовенія, ни крестинъ; то онъ за это время не расходуетъ и одного штофа водки. Пьянства же въ шинкѣ, какъ это водится въ крестьянскомъ быту, никогда не бываетъ. Благодаря этимъ качествамъ, а также рѣдкому трудолюбію и бережливости, жители Семежова отличаются состоятельностію. У нихъ считается бѣдняком тотъ, кто не имѣетъ въ запасѣ по крайней мѣрѣ на три года хлѣба. Пишущему сей очеркъ случилось видѣть, какъ крестьянинъ, прожившій съ женою болѣе 35 лѣтъ, пересушивалъ рожъ, данную ему въ приданное. Отъ нея сильно пахнуло затхлостію, и на замѣчаніе, что держать такъ долго хлѣбъ не благоразумно, такъ какъ оный, не смотря на пересушку все таки портится, владѣлецъ онаго отвѣчалъ, я храню эту рожъ на память. Оттого такъ называемой голодовки Семежовцы не знаютъ. Напротивъ подъ неурожайные годы они и берегутъ свой запасъ и тогда продаютъ оный по высокимъ цѣнамъ.

Отношенія семейныя и въ особенности хозяина-отца къ остальной семьѣ не оставляютъ желать ничего лучшаго. Пріучая дѣтей къ постоянному труду и строго внушая имъ почтеніе къ старшимъ и порядокъ въ семейномъ быту, глава семейства почти всегда отличается рѣдкою въ крестьянскомъ быту мягкостію и снисходительностію обращенія съ своею женою. Драка въ семействахъ и грубое деспотическое обращеніе чрезвычайно рѣдки. Женщина въ домѣ потому не есть раба, которая безусловно должна подчиняться волѣ мужа и удовлетворять его капризамъ, а есть всегда полноправная хозяйка дома. При всѣхъ важнѣйшихъ случаяхъ домашняго распорядка мужъ никогда ничего не дѣлаетъ безъ согласія жены и ея совѣта. Вѣдѣнію жены-хозяйки почти всегда ввѣряется храненіе собранныхъ на черный день денегъ. Нравственность между семежевцами находится въ совершенно удовлетворительномъ состояніи. Случаи воровства настолько рѣдки, что замки почти не употребляются, а если запирается что, то только то, что поцѣннѣе. Молодежъ ведетъ себя безукоризненно скромно и цѣломудренно, оттого незаконныхъ рожденій въ приходѣ не бываетъ.

Приверженность къ храму и любовь къ украшенію онаго въ Семежовцахъ развиты въ значительной степени. Всѣ цѣннейшія церковныя вещи пріобрѣтены черезъ пожертвованія. Каждый воскресный день церковь бываетъ полна народомъ. Существуетъ даже обычай въ св. четыредесятницу прѣдъ исповѣдію три дня говѣть. Нельзя также умолчать и о примѣрной заботливости Семежовцевъ о благосостояніи своего притча. Доказательством сему можетъ служить слѣдующій фактъ. Въ 1868 году пожаромъ, истребившимъ 58 крестьянскихъ дворовъ, истреблены были и всѣ священническія постройки. Потребовалось возвесть оныя вновь. Кто не знаетъ, сколько усилій и трудовъ, часто напрасныхъ, приходится испытывать въ подобныхъ случаяхъ. Но не такъ было въ Семежовѣ. Тамъ безъ всякаго участія гражданскаго начальства прихожане сами добровольно составили приговоръ о пожертвованіи потребной на возведеніе новыхъ построекъ для священника суммы и строенія ровно черезъ годъ были готовы.

Къ числу особенныхъ религіозныхъ обычаевъ слѣдуетъ отнести хожденіе предъ обѣднею въ день св. Великомученника Георгія съ крестнымъ ходомъ по полямъ для освещенія участковъ засѣянныхъ рожью. При этом каждый хозяинъ, непремѣнно съ мальчикомъ или дѣвочкою и съ хлѣбомъ и солью торопятся поспѣть на свою полосу до прибытія туда крестнаго хода и по прибытіи онаго выслушать краткій молебенъ, который совершается на каждой полосѣ. На обратномъ пути крестный ходъ, сопровождаемый множествомъ народа, заходитъ въ кладбищенскую церковь, освященную во имя св. Великомученника Георгія, и здѣсь совершается божественная литургія.

Есть еще обычай въ день Рождества Христова разговляться освященною просфорою. Для сего нарочно къ этому дню приготовляется достаточное количество просфоръ, которыя по освященіи и продаются въ церкви. Такія же просфоры приготовляются и къ дню Благовѣщенія Пресвятой Богородицы. Съ благовѣщенскою просфорою всякій хозяинъ выходитъ въ весеннюю пору начинать вспашку своихъ полей, а потомъ просфора эта кладется въ гумнѣ подъ первый снопъ свезенной ржи.

Благотворительность и милосердіе къ нищимъ развиты въ Семежовцахъ въ значительной степени, особенно этимъ отличаются женщины. Считая своею обязанностію всегда и по возможности благотворить нищихъ, семежовскія хозяйки кромѣ того наблюдаютъ еще установленные дни, въ которые благотворительность къ нищимъ выражаютъ особеннымъ способомъ. Такими днями суть: Пасха, Тройцынъ день, день св. Великомученника Георгія и радовницу, т. е. вторникъ послѣ Ѳоминой недели. Къ этимъ днямъ нарочно изготовляются небольшіе хлѣбы, называемые перепечками, а въ дни св. Георгія и радовницы къ этому присоединяются еще и яйца, и каждый нищій въ эти дни въ каждомъ домѣ надѣляется перепечкою и яйцем, сколько бы ихъ не случилось. Быть можетъ развитіемъ подобнаго рода благотворительности и можно объяснить тотъ фактъ, что нищенство въ Семежовѣ и его окрестностяхъ развилось до правильно организованной профессіи и составило даже свое отдеѣльное общество, подъ названіемъ нищенскаго цѣха, съ выборнымъ изъ среды себя особымъ начальникомъ, съ званіемъ нищенскаго цехмистра, съ особыми правилами и обычаями и съ особымъ нищенскимъ языкомъ. Цехъ этотъ составляютъ нищіе, какъ сказано уже, не однаго м. Семежова, но и другихъ селъ и деревень, расположенныхъ на довольно далекомъ пространствѣ. Съ дарованіемъ крестьянамъ самоуправленія нищенскій семежовскій цехъ съ каждымъ годомъ теряетъ свое значеніе, такъ что еще нѣсколько лѣтъ и цеховое значеніе семежовскихъ нищихъ уничтожится. Впрочемъ, объ этомъ самородномъ учрежденіи, хотя и теряющемъ свое значеніе, не безъинтересно будетъ сказать нѣсколько словъ.

Главнѣйшія обычаи и правила, соблюдаемые членами нищенскаго цеха слѣдующіе: каждый членъ цеха именуется товарищемъ. Для того чтобы сдѣлаться товарищемъ требуются извѣстныя условія. Прежде всего имѣющій право на нищенство, т. е. имѣющий какого либо рода тѣлесные недостатки и увѣчья, хотя бы то онъ былъ и состоятельный хозяинъ, обязанъ побывать ученикомъ у настоящаго нищаго товарища, при чемъ онъ вписывается въ особую для сего тетрадь и вноситъ въ цеховую нищенскую кружку опредѣленную плату. Срокъ состоянія ученикомъ бываетъ большею частію шестилѣтній и плата при такомъ срокѣ опредѣляется въ 60 копѣекъ, но если ученикъ желаетъ сократить срокъ своего ученія, то по мѣрѣ сокращенія срока увеличивается вписовая плата, которая при такомъ условіи достигаетъ иногда до 8 рублей. Переименованіе ученика въ товарища сопровождается слѣдующею церемоніею. По окончаніи условнаго скрока ученія ученикъ приходитъ въ собраніе нищихъ, становится предъ цехмистромъ и говоритъ: За молитвы святыхъ Господи Іисусе Христе помилуй насъ! Всѣ отвѣчаютъ: Аминь. Ученикъ продолжаетъ: миръ вашѣй бесѣдѣ. Отвѣтъ: и есть и будетъ, и за тѣмъ цехмистеръ спрашиваетъ ученика: где Христосъ? ученикъ отвѣчаетъ: посреди учениковъ и прибавляетъ: благословите. Всѣ отвѣчаютъ: съ миромъ приходите. Тутъ цехмистеръ начинаетъ экзаменовать ученика въ знаніи молитвъ, нищенскихъ кантовъ и нищенскаго языка, послѣ чего ученикъ обязанъ поклониться и поцѣловать руку каждому присутствующему здѣсь нищему товарищу, и послѣ сего получаетъ право на именованіе такимъ же товарищемъ. Тутъ же новый товарищъ дѣлаетъ на свой счетъ угощеніе и впервый разъ и самъ садится рядомъ съ другими, каковаго права до сего времени, какъ ученикъ, онъ лишался.

Нищенскій цехмистеръ избирается на неопредѣленное время и большею частію изъ слѣпыхъ нищихъ. На его обязанности лежитъ собираніе цеха для обсужденія случающихся дѣлъ и для наказанія виновныхъ за проступки. Наказанія виновныхъ состоятъ большею частію въ штрафованіи ихъ покупкою большаго или меньшаго количества воска, но въ прежнія времена практиковалось и тѣлесное наказаніе. Исполнителемъ послѣдняго непремѣнно бывалъ самъ цехмистеръ и совершалъ оное при посредствѣ такъ называемыхъ нищенскихъ огурковъ, т. е. рода плети, придѣланной къ нищенской палкѣ, составляющей необходимую принадлежность каждаго нищаго. Впрочемъ, самымъ большимъ и поноснѣйшимъ наказаніемъ считается обрѣзаніе виновному торбы, т. е. нищенской сумы; этимъ обрядомъ онъ лишается права на нищенство, но это наказаніе примѣняется только къ тѣмъ, которые нищенствуютъ безъ приписки въ нищенскій цехъ, или выходитъ изъ подчиненія цеховымъ правиламъ.

Для завѣдыванія и храненія нищенскихъ цеховыхъ суммъ избирается ключникъ. Собранія нищихъ бываютъ экстренныя и ежегодныя. Къ первым относятся собранія по повѣсткамъ цехмистра, къ послѣднимъ относятся собранія въ опредѣленные дни года. Такими днями признаются понедѣльникъ первой недѣли великаго поста или первый день Тройцы. Въ этотъ день приносилась изъ церкви въ назначенный для собранія нищихъ домъ ихъ цеховая свѣча; сюда же приглашались 12 человѣкъ церковныхъ братчиковъ, которые послѣ общей молитвы разбивали цеховую свѣчу на мелкіе куски, перетапливали воскъ и изъ него дѣлали новую свѣчу, которая непремѣнно приготавлялась къ обѣднѣ слѣдующаго дня. При этомъ собраніи вносилось каждымъ товарищемъ-нищимъ въ цеховую кассу по 15 коп. Цеховая свѣча, вѣсомъ болѣе трехъ пудовъ устанавливалась предъ намѣстною иконою Спасителя въ деревяной стойкѣ, но съ 1866 года этотъ обычай со свѣчою отмѣненъ и вмѣсто деревяной стойки и трехпудовой свѣчи устроенъ въ церкви металлическій подсвѣчникъ съ пятифунтовою свѣчею изъ бѣлаго воска. Цеховыя нищенскія суммы расходуются большею частію на церковныя потребности, и теперь лучшее облаченіе въ Семежовской церкви устроено на средства нищихъ. На обязанности нищенскаго цеха лежитъ также наблюденіе за чистотою церковнаго погоста и вообще содержаніе церковнаго зданія въ чистотѣ.

Въ собраніяхъ своихъ и вообще въ разговорахъ между собою Семежовскіе нищіе употребляютъ особый нищенскій языкъ, изученіе котораго лицами посторонними тщательно стараются отклонить, подъ опасеніемъ самой строгой мѣры наказанія тому изъ своихъ товарищей, который бы рѣшился открыть разумѣніе онаго постороннему лицу, и только благодаря теперешнему безпорядку въ цехѣ пишущему сей очеркъ удалось со словъ одного изъ старѣйшихъ Семежовскихъ нищихъ составить печатаемый вследъ за симъ очеркомъ словарь,*) чего въ прежнее время положительно невозможно было сдѣлать.

Въ Семежовѣ существуетъ еще цехъ портныхъ, также съ особымъ своимъ языкомъ, но этотъ языкъ есть только измѣненіе нищенскаго языка, такъ какъ нищіе понимаютъ оный. Къ цеху этому принадлежатъ только портные крестьяне мѣстечка Семежова. Портные эти занимаются шитьемъ крестьянской только одежды. Въ своихъ обычаяхъ они ничего особеннаго не представляютъ.

Необходимо еще сказать нѣсколько словъ о состояніи грамотности въ м. Семежовѣ. До времени присоединенія сего прихода къ православію изъ уніи, т. е. до 1839 года, грамотныхъ здѣсь почти не было. Съ того же времени, т. е. со времени присоединенія, въ Семежовѣ стала непрерывно существовать прицерковная школа, которая въ 1868 году преобразована въ штатное народное училище. Правильное отношеніе къ этой школѣ родителей и аккуратное посѣщеніе оной учениками поставили эту школу на ряду лучшихъ въ губерніи, и теперь грамотныхъ въ Семежовѣ на половину. Благодаря училищу въ Семежовѣ существуетъ постоянно очень порядочный хоръ пѣвчихъ.

Приложение: Русско-нищенский словарь местечка Семежево

*) Будетъ напечатанъ въ слѣдующемъ 17 № Вѣдомостей.

Священникъ Феликсъ Сцепура.
МИНСКІЯ ЕПАРХІАЛЬНЫЯ ВѢДОМОСТИ. Августа 13-го № 16 1880 года.

Материал предоставлен А.В.Красовским, за что ему большое спасибо!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *